Log in

7 декабря 2019 года, 18:15

Благоволение Симурга

Благоволение Симурга

Скупые строки справочных изданий сообщают: «Вик тор Викторович Дубянский. Российский геолог-пе-
трограф. Профессор Варшавского политехнического института, позже – Киевского университета. Основ -
ные его работы посвящены геолого-петрографическому изучению высокогорного Кавказа. Им описаны
продукты вулканических извержений Казбека и Эльбруса, а также исследован ряд участков Кавказа и его
рудных месторождений».

Но сколько за ними кроется того, что невозмо жно описать строгими научными
формулировками и определениями!Детские и юные годы Дубянского
прошли в Пятигорске, откуда так хоро-
шо виден красавец-Эльбрус. «Мне хо-
телось, – вспоминал он впоследствии, –
прижать свой разгоряченный лоб к его
холодной груди, заглянуть в его сокро-
венные тайны». Оба этих желания Вик-
тор Викторович сумел осуществить.
Более того, они дали смысл всей его
недолгой, но яркой и насыщенной жиз-
ни ученого и путешественника.
Невысокого роста, худенький и
щуплый, он был совершенно не при-
способлен к путешествиям в горах.
Но вопреки натуре, Виктор с юных лет
стремился к вершинам – сначала гор-
лакколитов, окружавших Пятигорск, а
потом и снежных великанов Большого
Кавказа. Еще студентом Киевского уни-
верситета он делает попытку покорить
Казбек. Это ему удается лишь с третье-
го раза, в 1905 году. А следующим ле-
том он совершил второе восхождение
на эту гору, в котором вместе с ним уча-
ствовал горячеводский казак Петр Гав-
рилович Лысенков. С ним Дубянский
подружился, и впоследствии они много
путешествовали вместе, вступив в Кав-
казское горное общество, которое ак-
тивно развивало туризм и альпинизм
на Северном Кавказе.
…Солнечное августовское утро 1908
года. По тенистым аллеям Николаев-
ского цветника снует курортная публи-
ка. Кто торопится на ванны, кому надо
приобрести бутылку минеральной воды
в Водопродажном павильоне или зака-
зать очередную порцию целебного ко-
быльего молока в Кумысном заведении.
Есть и просто гуляющие. И все неволь-
но обращают внимание на необычную
пару, стоящую около входа: малень-
кий человек в дорожном костюме и ря-
дом великан с российским флагом, на
полотнище которого выведены буквы
«К.Г.О.»
Это Дубянский с Лысенковым соби-
рают желающих отправиться на поко-
рение Эльбруса. Таких оказалось не-
много, и все они на подъеме отстали,
повернули назад. Путь продолжили
вдвоем. Лысенков, как обычно, шага-
ет впереди, где нужно, рубит ступени.
Виктор Викторович, связанный с ним
веревкой, подтягивается следом. Вер-
шина, кажется, вот она – рукой подать.
Но проходит еще не один час, прежде
чем Лысенков может сказать:
– Все, Виктор Викторович, пришли. С
вершиной Вас!
Забыты усталость, головная боль,
тошнота. Глаза сияют, движения энер-
гичны. Геолог жадно разглядывает ка-
менные глыбы, выглядывающие из-под
снега, орудует молотком, отбивая то
тут, то там образцы, Он внимательно
глядит в лупу, делает пометки в запис-
ной книжке. Он счастлив.
Внизу знакомые зубцы вершин Глав-
ного Кавказского хребта. За ними – ухо-
дящие к югу цепи гор, теряющиеся в
дымке на горизонте. На севере раски-
нулось бескрайнее пространство сте-
пей, вдали отливающее голубым. А во-
круг скальные хребты, составляющие
вершину. Угловатые каменные глыбы,
черные провалы между ними. Но что
это? Огромный хищный клюв... И глаз.
И вся голова гигантской птицы... А вот и
ее крыло... Да-да, перед ними птица Си-
мург! Местные жители-горцы верят, что
на вершине Эльбруса обитает эта вол-
шебная птица. Одним глазом она видит
все, что было, другим – то, что будет. По-
дойти к ней нелегко, далеко не всех до-
пускает она в свое жилище. Если разгне-
вается на незваных гостей, то страшен
бывает этот гнев. Ну а если благоволит
к ним, то небо будет ясным, солнце яр-
ким и все окрестные вершины засвер-
кают серебром, золотом, бриллиантами.
Нет, конечно, это наваждение. Просто
изломы черных скал и белые снежные
завитки, случайно образовавшие по-
добие птицы. И все же обоим как-то не
по себе – и казаку, окончившему двух-
классную школу, и европейски образо-
ванному ученому. Здесь, на вершине
легендарной горы, можно поверить во
что угодно, даже в сказочного Симур-
га, который в знак своего благоволения
к ним позволил угадать свой облик. И
невольно думается: если Симург все же
существует, значит, ему ведомо и про-
шлое их, и будущее. Что же видится ему
там, в таинственной дымке грядущего?
Волшебная птица могла бы сказать
своим гостям, что оба они еще не раз
придут в горы, что два года спустя, ле-
том 1910 года, они опять появятся здесь
вдвоем, чтобы подняться на вторую,
восточную вершину Эльбруса. И это им
тоже удастся. Что собранный на этих
двух восхождениях материал позволит
Дубянскому написать большую работу
«К петрографии Эльбруса», за которую
он получит звание профессора.
Ведомо Симургу и то, что Лысенков и
Дубянский войдут в историю мирового
альпинизма как первые россияне, кото-
рые попытаются в 1911 году подняться
на вершину Дых-тау, стоящую в самом
сердце Кавказа. Немного уступая Эль-
брусу по высоте, этот «пятитысячник»
куда сложнее для восхождения. Кру-
тые склоны, скалы, покрытые натечным
льдом, узкие карнизы, отполированные
«бараньи лбы», отвесные кулуары, гро-
хочущие камнепады и грозные лави-
ны – всем этим встречает смельчаков
Дых-тау. Поначалу удача будет сопут-
ствовать им. Но на высоте более четы-
рех тысяч метров их застигнет непого-
да. Они вынуждены будут вернуться. А
место их бивуака будет известно мно-
гим поколениям альпинистов как «Рус-
ские ночевки».
Увы, попытка взойти на Дых-тау будет
их прощанием с горами. Колоссальные
нагрузки на восхождениях подорвут и
без того не богатырское здоровье Вик-
тора Викторовича – врачи запретят ему
заниматься альпинизмом. В 1925 году,
едва отметив свое сорокапятилетие, уй-
дет из жизни профессор геологии Ду-
бянский. Незадолго до своей кончины
он пришлет своим друзьям в Пятигорск
письмо, где будут такие строчки: «Врачи
твердят о переутомленном и сильно ис-
порченном сердце, а перед глазами сто-
ит неописуемый в своем величии седой
Кавказ, навевавший мне своими мете-
лями волшебные сны».
Вадим ХАЧИКОВ,
заслуженный работник
культуры РФ.