Log in

21 мая 2024 года, 18:45

Блокада – святая память ленинградцев

Человечество видело осаду многих

городов, но осаду Ленинграда

сравнить не с чем. Это была

величайшая, ни с чем не соизмеримая

трагедия, растянувшаяся на три, подобных

вечности, года и вобравшая

в свой смертный зев…

шесть тысяч человеческих жизней.

 

Институт истории Академии наук СССР свидетельствует: «На улицах, площадях, набережных, в домах лежали многие тысячи незахороненных трупов… По улицам, заваленным сугробами снега, под гул артиллерийской канонады и завывание сирен одна за другой тянулись сотни похоронных процессий. Умершего завертывали в простыню, клали на саночки и везли на кладбище… Зима была очень суровой. Мороз сковал землю так, что она казалась железной. Не было силы вырыть могилу. Множество покойников лежало на поверхности земли между холмиками других могил…»

8 сентября фашисты произвели артиллерийский обстрел, а затем совершили массированный авианалет, сбросив на город 6327 зажигательных бомб. В разных районах вспыхнуло 178 пожаров. Дома, улицы, мосты, скрывавшиеся в темноте, озарились зловещим пламенем… В тот же день в 22 часа 35 минут тяжелые бомбардировщики неприятеля сбросили 48 фугасных бомб весом по 250 – 500 килограммов.

В сентябре вражеская авиация совершала в день по нескольку налетов.

Оборона была организованной и активной. С июля по ноябрь 1941 года ПВО и истребительная авиация сбили 555 вражеских самолетов. Десятки тысяч зажигательных и фугасных бомб были локализованы. Команды ПВО за сентябрь – декабрь спасли более трех тысяч человек из-под развалин…

Начался голод. В ноябре хлеб распределяли по следующей норме: рабочим – 300 граммов, служащим, иждивенцам и детям до 12 лет – по 125.

Пережившие блокаду ленинградцы хорошо помнят дрожжевые супы. Тарелка такого супа часто была единственным блюдом за сутки для многих тысяч людей. На мельницах за годы мучная пыль наросла слоями на стенах и на полах. За несколько дней эту пыль бережно собрали, обработали и использовали в хлебопечении. Трясли и били каждый мешок, в котором когда-то была мука…

В начале сентября начали убой отбракованных лошадей. Из конины делали колбасу. Вряд ли возможно перечислить все случаи, свидетельствующие об изобретательности ленинградцев в замене пищевых продуктов суррогатами. Нужда многому учила.

На весь мир известна история Савичевых. После того как все родные умерли, 11-летняя Таня положила в шкатулку записную книжку сестры Нины, в которой вела хронику гибели большой семьи, и, осиротевшая и истощенная, отправилась к дальней родственнице тете Дусе. Та вскоре отдала ее в детский дом, который эвакуировали в Нижегородскую область, в село Шатки, где Таня угасала еще несколько месяцев…

Она так и не узнала, что Савичевы умерли не все, что Нина, чьим химическим карандашом для подводки глаз Таня написала 41-ю строку своей короткой повести, и брат Михаил были эвакуированы и выжили. Что сестра, вернувшись в освобожденный город, нашла у тети Дуси шкатулку и передала блокнот в музей. Не узнала, что ее имя звучало на Нюрнбергском процессе и стало символом блокады. Не узнала, что Эдита Пьеха спела «Балладу о Тане Савичевой», что астрономы назвали в ее честь малую планету № 2127, что люди высекли в граните строки из записной книжки…

Последующие поколения с волнением читали и помнили девять страниц дневника Тани Савичевой.

Ленинград выдержал столь длительную осаду прежде всего потому, что люди, воспитанные на революционных традициях, до последнего вздоха преданные социалистической родине и Коммунистической партии, стояли насмерть, защищая город.

Вся страна, весь советский народ морально и материально поддерживали гордый дух осажденных.