Log in

22 февраля 2020 года, 03:15

Литературная страница

Закончился учебный год в литобъединении «Слово», но в редакцию «Кавказской здравницы» продолжают приходить письма от людей, которые занимаются литературной деятельностью. Сегодня в рубрике «Новое имя» мы впервые публикуем стихи юной поэтессы Анны Тимченко. Она родилась в апреле 2003 года в городе Новопавловске Ставропольского края. Окончила 9-й класс гимназии N 11 города Пятигорска и перешла в 10-й. С детства увлекается литературой. Стихи пишет с 14 лет. Является призером регионального этапа олимпиады по литературе 2018 – 2019 гг. Желаем Анне успехов на поэтическом поприще!

Летние каникулы литобъединения «Слово» продлятся до осени. 15 сентября в Доме Алябьева в 11 часов состоится первое заседание в новом учебном году.

Сусанна БАГРАМЯН,

руководитель литобъединения «Слово» имени Эффенди Капиева при газете «Кавказская здравница».

Новое имя

Анна ТИМЧЕНКО

* * *

И. И

Я создан был убогим богом нищих,

Распятым на Голгофе хмурым днём.

Таких, как я, не видят и не ищут,

Согнувшихся под собственным крестом.

 

Я создан был из жил, костей и мяса,

Из чувства неразгаданной вины.

Мой путь сюда – асфальтовая трасса

Из тесной и убогой стороны.

 

Мне счастие и радость не даются,

Мне тягостно быть центром суеты.

Мне кажется, что все вокруг смеются,

Смеются надо мной, и между ними – ты…

 

Твоих же уст в волшебном поцелуе

Коснулся Дионис – властитель вин и нег.

Ты выбрал сторону горячую, простую:

Ты – человек!

* * *

Мы странное племя, мы тихие дети

Без страстных огней.

Мы дети пожарищ и капищ, мы дети

Без веры в людей.

На тихие лица бросает лампада

Таинственный свет.

Для нас нет ни бога, ни рая, ни ада,

Лишь тень – силуэт.

Лишь образы – страхи, лишь образы – муки,

Как дым от костра.

Мы дети печали, мы дети разлуки

Без зла и добра.

* * *

Я хотела бы стать сладким дымом, тягучим мёдом,

Эстетично-порочной девой из снов и нег.

Я хотела бы спать под чёрным тугим небосводом,

В полудрёме и полуистоме проживать свой дикарский век.

 

Я хотела бы тонкую кожу с отливом бронзы

И одежду из мягких пятнистых звериных шкур,

Танцевать у костра всю ночь, покуда не выйдет солнце,

На руках рисовать сочетанье чудных фигур.

 

Я хотела бы кровь горячую и хмельную,

Завораживать путников танцем,сбивать с пути,

Заставлять их забыть жену и страну родную,

Чтобы целью их стало за мной по пятам идти.

 

Только я – миссионерская дочка, с печальным взором,

С белой шеей под чёрным воротником.

Я смотрю на людей с тоскливым, немым укором

И молюсь о прощении, по вечерам, тайком…

Интересная история

Афроамериканец с русской душой

Посчастливилось мне как-то в декабре попасть в весну! Оказалась я на острове Тенерифе – это один из Канарских островов, принадлежащих Испании. В первый же вечер наша группа отправилась на увлекательную шоу-программу «Рыцарский турнир» в замке Сан Мигель. Ехали мы туда в двухэтажном автобусе, удачно заняв места наверху и восторженно оценивая все красоты вечно весеннего и вечно праздничного ночного острова.

Подъехав к замку, мы сразу же попали в Средневековье! На нас надели импровизированные бумажные короны и облачили в тряпичные «кольчуги» одного цвета с одеждой рыцаря, за которого мы должны были болеть. А при входе в замок каждого лично рукопожатием приветствовал король.

Под громко манящую испанскую музыку мы вошли в огромный зал! По обе стороны арены за скромно накрытыми столами уже сидели зрители в явном предвкушении необычной программы. Разделённым на пять команд в разного цвета «кольчугах», им стало понятно, что с появлением нас, шестой команды, теперь начнётся представление. Каждая команда состояла из туристов отдельных стран, а наша – из россиян. Всё своё внимание ожидающие сосредоточили на том, как мы, по-русски танцуя «с выходом», с притопами и прихлопами, под ритмичную мелодию весело рассаживались на длинных лавках за такими же длинными столами. Некоторые зрители заворожёно оценили наши таланты и зааплодировали, будто наш выход определял начало представления… Итак, под громкие звуки фанфар турнир начался! О нём нужно рассказывать отдельно, но лучше увидеть всё своими глазами. Уточню только, что победителем должен был стать тот рыцарь, команда которого будет активнее других за него болеть. А моё повествование будет несколько о другом.

Рассевшись перед накрытыми столами, мы поняли, что, кроме грандиозного представления, нас ожидал ещё и средневековый ужин с бутылками белого и красного вина на каждого. Вином мы быстро обменялись (кто-то любит белое, а кто-то красное), а вот с закуской как-то сразу не по-русски было: всего пара ломтиков сыра с печеньем... Но по ходу состязания нам стали подносить угощения всё более аппетитные и более объёмные, а каждая опустошённая бутылка немедленно заменялась новой. И хоть не по русскому обычаю было оставлять на столе недопитое, как мы ни старались, вино приносили снова вместе с новыми закусками. Чтобы не мешать зрителям, официантами здесь работали люди маленького роста – лилипуты. Мы сразу заметили их виртуозную суету вокруг именно нашей команды: они так смешно сновали туда-сюда с разносами, что это ещё больше веселило нас и распаляло азарт! И, конечно, все вкусности, которые они выставляли перед нами, мы тут же с удовольствием быстро поедали. Было видно, что им нравилась наша оценка всех этих кулинарных изысков! Да и мы довольны: уж коль «за всё уплачено», старались быстро всё съедать до того, как перед нами появлялись новые блюда, при этом успевая наблюдать за соревнованием, происходящим на арене, и активнее других команд болеть за своего рыцаря. Вот и финал! Наш рыцарь стал победителем! Мы кричали «Браво!» ему, а лилипуты аплодировали и кричали «Браво!» нам! Когда наши головы кружились от победы и испанского вина, а желудки были переполнены яствами, вдруг перед каждым из нас поставили по половине ароматно пахнущей курицы с запечённой со специями корочкой! Видимо, это заключительное блюдо предусмотрено было стать «гвоздём программы» средневекового ужина. Да, к сожалению, такого мы предугадать не могли… Официально объявили об окончании турнира. Пришлось нам ограничиться смакованием запаха и с явным недоумением, смешанным с горьким сожалением и стыдом за русскую ненасытность, отправиться к выходу вслед за остальными зрителями, бросая прощальные взгляды на пышногрудых курочек, аппетитно распластанных в сочной зелени и оливках. А за нами с улыбкой наблюдали наши неугомонные лилипутики…

Огорчение было недолгим. По неудержимо манящей ритмичной музыке, доносившейся из сле-дующего зала, мы решили, что для нас организовали дискотеку! Не в состоянии сдержать свой запал, сняв бумажные короны, не сговариваясь, мы оказались на сцене. А остальные зрители, рассаживаясь в зале, снова нам аплодировали. Отрываясь в танцах и продолжая знакомиться друг с другом, мы поняли, что на сцене – все русские. Неожиданно к нам присоединился очень весёлый и красивый молодой негр, гладковыбритую голову которого до сих пор украшала корона. И так умело он стал подражать русским выходам, что ди-джею по просьбе зрителей пришлось добавить несколько минут музыки… После её окончания нам жестами дружелюбно объяснили, что вообще-то эта сцена подготовлена для артистов. Мы послушно с удовольствием расселись на свободных креслах в зале. После нашего «выступления» на сцену вышел популярный в тех краях негритянский квартет «The Drifters», репертуар и профессионализм которого произвёл на всех огромное впечатление!

Когда программа была исчерпана, мы поспешили в свой автобус. Кто-то, требуя «продолжения банкета», запел русскую песню, на ходу вспоминая забытые слова и придумывая новые. И каждый по очереди стал тут же придумывать новый запев, а все дружно, смеясь над сочинениями друг друга, подхватывали всем знакомый припев. Дошла очередь и до впереди-

сидящего лысого негра в короне. И когда он, довольный, развернулся к нам, мы поняли, что это тот самый танцор, который выплясывал с нами на сцене! На своём языке он спел запев, а потом, вместе со всеми, припев на ломаном русском. Видимо, пока до него дошла очередь, он успел запомнить слова припева. Всю дорогу мы распевали всеми любимые песни, а наш новый друг с таким азартом пытался нам подпевать, будто были в нём русские корни…

Через пару дней мы ужинали в ресторане. В конце зала я заметила компанию темнокожих людей. «Мне кажется, там сидит наш знакомый», – сказала я. «Да они все между собой похожи…», – засомневались мои соотечественники. Но я не успокаивалась и рискнула запеть припев из известной песенки, которую два дня назад мы все дружно горланили в автобусе. Каково же было удивление чернокожих ребят, когда один из них стал громко мне подпевать! Не скрывая радости от встречи с нами и ничего не объясняя своим друзьям, он жестами предложил соединить столики. Весь вечер по просьбе наших новых друзей мы вместе пели русские песни…

Все оставшиеся дни, проходя мимо этого ресторана, мы громко затягивали полюбившуюся здесь русскую песню. А официанты, услышав нас, радостно выбегали и подпевали нам вслед!

ТЕНЕР-И-ФЕ: ТЕНЕР – иметь, ФЕ – вера.

Испанский изучаю я старательно,

Вниманье уделяя прилагательным.

Мне остров Тенерифе очень нравится –

Мечтаю снова я туда отправиться!

Я ВЕРЮ, что смогу в тот край лететь,

Ведь слово «тенер»

Переводится – ИМЕТЬ…

Галина РЫБАК.

Притча

«У савана нет карманов»

Испанская пословица

У савана нет карманов

Много лет назад в одной далекой, глухой деревеньке жил старик со своей семьей. Бедно они жили, перебивались с кваса на воду, хлеба и того вдоволь не ели. Уж больно жадный был старик. Женился он, по деревенским меркам, поздно, лет шестьдесят ему было, взял в жены сиротку – перезрелую девицу без роду и племени: серая, словно мышка, но очень покладистая и добрая. Родила она ему девочку – маленькую, тихую, которая росла, словно одуванчик возле ворот. Ни ласки, ни тепла, ни любви от отца не получала. Мать работала на огромном огороде, гнула спину с утра до позднего вечера: то репу посадит, то лук, а помидоры какие она выращивала! Соседи дивились, какие они были спелые, яркие и, наверное, очень вкусные. Но никто их помидорами не угощал: каждый был учтен жадным стариком. Жена с дочкой ели их по большим праздникам, а весь урожай лежал на подоконнике и «дозревал», как говорил старик. Только не дозревали помидоры, а потихоньку сгнивали, а там, глядишь, старик их на стол и клал: ешьте, мол, дорогие, мне для вас ничего не жалко. Все самое хорошее отвозил на базар, а денежки куда девал, никто и не знал вовсе.

Прошло немало лет, дочка выросла, но ничего не изменилось: всю жизнь в обносках и проходила. Ни детства, ни юности у неё не было. Только старику было невдомёк, что баловать надо было и жену, и дочку.

Иногда ходили они в лес по ягоды, по грибы. Но всё, что приносили, старик выносил к дороге, по которой проезжали машины, и люди покупали дары леса. Так и жили.

Но, как говорят, ничто не вечно под луной. Пришла за стариком «старуха с косой». Старик умирал тяжело, но в сознании. Дни его были сочтены, но он яростно цеплялся за жизнь и ни слова не сказал жене о своих накоплениях, да она и не спрашивала, зная крутой нрав мужа. Тайна скареда ушла вместе с ним. Может быть, он думал, что возьмёт сбережения с собой?.. Но человек голеньким младенцем приходит в этот мир, голым и уходит из него. Только жадный этого никогда не поймёт.

Жена с дочкой погоревали и стали жить своей жизнью. Свободные денежки тратили по своему усмотрению. Привели дом в порядок, и он засиял свежевыкрашенными окнами, которые «оделись» в нарядные занавески. Да и мать с дочкой преобразились. По праздникам одевались не хуже других, ходили аккуратными и научились улыбаться.

Как-то перед праздником они решили убрать в подполе – всё некогда было. Дочь веником стала обметать полки, сметать какие-то черепки, и вдруг… из крынки посыпалась шелуха. Она поближе поднесла свечу и увидела, что это клочки денег! Мыши знатно потрудились над стариковским кладом.

– Мама, смотри, какое богатство оставил нам отец! Жаль только, что мыши всё погрызли. Но нам и без этого «богатства» хорошо, главное, руки-ноги целы и голова на месте, а остальное всё будет.

Она смела черепки и обрывки купюр в совок и вынесла прочь из дома. Это напоминание о серой жизни им было не нужно. Вот уж поистине – «у савана нет карманов».

Анжелика ГАЙ.

Рассказ

Джеймс Бонд

Мы каждое утро проходим мимо пятиэтажки, в окне которой сидит кот британец с короткими ушками. Окно расположено достаточно высоко, и поэтому он смотрит на нас с нескрываемым высокомерием. В его взгляде сквозит превосходство и еще что-то такое, что делает нас маленькими, серыми и невзрачными существами. Он спокоен и мудр. Где-то в середине зимы кот исчезает, и окно сиротливо смотрит на нас своим пустующим оком. И вдруг он появляется в нашем окне со двора.

Кот смотрит испугано, но с достоинством. Мы дали ему поесть. Он ел неторопливо и готов был в каждую секунду прыгнуть и убежать. Потом он начал привыкать, и в его глазах опять появилось достоинство: «Что же, я разрешаю вам покормить меня и даже впустить в дом». Войдя в дом, он осмотрелся, увидев двух кошек, одобрительно – даже не мяукнул, а что-то пробурчал, примерно так: «Ясно, что не порода, но на безрыбье и рак рыба». Потом он пометил, как бы говоря: «Это мои кошки, никому не трогать».

Он по-прежнему где-то жил, но к нам приходил довольно часто и питался спокойно, неторопливо. Через некоторое время он переехал к нам на постоянное местожительство. Впрочем, постоянным его я бы не назвал, так как он исчезал на два-три дня, потом появлялся снова как ни в чём не бывало.

Я не знаю, чем он занимался, может, шпионил в пользу Великобритании, а может, увеличивал поголовье кошек в нашем районе. Наконец, я не выдержал и решил с ним поговорить. Разговаривать с котом очень просто: вы мысленно задаёте ему вопрос, и первая мысль, которая приходит вам в голову, это есть его ответ, вторая – это уже ваш досужий вымысел.

– Ты откуда у нас появился? – спросил я.

– Я служил у её Величества Елизаветы Второй в Вестминстерском дворце. Но потом у меня получился конфликт с котом Ларри, который брал на себя слишком много. Я не смог выдержать этого сноба и сбежал. Я спрятался в дипломатической почте и спокойно перелетел через Ла-Манш. Из самолёта ночью вылез в Варшаве, а дальше я двигался или пешком, или на электричках. Мне здесь у вас понравилось: хороший климат, после лондонского смога я чувствую себя превосходно. В вашем районе много кошек, иногда я дерусь с котами, но это просто забава: у меня чёрный пояс по дзюдо, и мне нравится их швырять через колено задней ноги.

После этого разговора мы заспорили, как его назвать: Графом или просто Бондом, но так и не пришли к взаимопониманию. Затем я не видел его дня три. А когда увидел, спросил:

– Где был?

– Дела-а-а… – неуверенно ответил он, ускользая от ответа.

После этого он перестал исчезать и жил спокойно и смиренно.

Однажды он увидел, как соседний кот Гришка приблизился к одной из его кошек и что-то нежно шепнул на ушко. Бонд вскочил, угрожающе зарычал и погнал его с огромной скоростью через забор, а когда вернулся, всё равно продолжал грозно фыркать, чтобы я этого Отрепьева и близко не видел. Но что-то с ним случилось, он начал метить всё подряд и никак не мог остановиться. Жена с сыном не выдержали и понесли его к ветеринару проконсультироваться.

После консультации он примерно неделю болел, не вставал, лежал, закатив глаза. Потом поднялся и, шатаясь, обошёл двор. Ещё дня через три он стал ходить уверенней и неожиданно побежал за кошкой, но на полпути остановился. У него мелькнула мысль: «И чего это я за ней бегу?» Причину своего бега он объяснить не смог. «Что-то произошло, они со мной что-то сделали…» Он искал это «что-то», но не мог понять. Теперь он ел и спал, и всё время думал, что произошло, что случилось, но не мог найти ответ. Из его взгляда исчезло высокомерие, и в нем начала сквозить беспомощность. Его несколько раз бил Гришка, он виновато плёлся домой, ложился на окно и долго не вставал. Я пытался его приободрить, но он резко обрезал меня: «А ты встань на моё место». Из него выдернули какой-то главный стержень. Теперь он ел, спал и гадил, больше у него не было никаких интересов.

Альфред ДЕШАБО.

Страницу подготовила Сусанна БАГРАМЯН.

Другие материалы в этой категории: « Литературная страница Литературная страница »