Log in

24 января 2022 года, 14:21

В погоне за громким делом

В редакцию нашей газеты обратился человек с очень не - обычной просьбой. Артур Александрович Данилов пожелал рассказать широкой общественности свою историю. «Прошу общественность дать оценку происходящему произволу», - написал Данилов в своем заявлении.

Речь идет об уголовном деле в отношении руководителя пятигорского филиала медико-социальной экспертизы Александра Иосифовича Каитова. Ему предъявлено обвинение в вымогательстве денег (взяточничестве). Цена вопроса составила 10 тысяч рублей, однако уже сегодня следственный отдел по городу Пятигорску назвал дело громким. Само следствие продолжалось больше года, трижды сроки расследования продлевались. Чуть больше полугода назад разбирательство едва не дошло до суда, но было отклонено прокурором и отправлено на доследование. Почти четырнадцать месяцв следователям не удавалось собрать доказательную базу против человека, как говорят материалы дела, пойманного с поличным. По просьбе автора заявления, мы поприсутствовали на судебных заседаниях и расскажем вам, как это было.

Началось все чуть больше года назад, когда Артур Данилов обратился в бюро №19 - филиала Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ставропольскому краю» в городе Пятигорске, чтобы в очередной раз засвидетельствовать и продлить свою инвалидность. Однако после проведения медицинской экспертизы доктор Александр Каитов попросил Данилова предоставить еще ряд справок и выписок, в частности из психдиспансера и «Скорой помощи», которые необходимо приложить к документам медицинского дела. Побродив по жарким улицам Пятигорска и прочувствовав всю прелесть российского бюрократизма, Данилов, стал подумывать, что все эти злоключения могут продолжаться вечность. И заставляя инвалида II группы бегать по разным инстанциям, доктор просто пытается намекнуть, что за получение справки нужно бы отдать некоторую сумму.

«Я очень больной человек, живу на одну пенсию, какие у меня могут быть деньги», - рассказывает Арт ур Данилов.

Поэтому, недолго думая, Данилов направляется в отделение полиции, где сообщает о своих подозрениях, а там, как и полагается, реагируют оперативно. Еще бы, ведь сегодня о борьбе с коррупцией не говорит только ленивый. А уж разоблачить коррупционера-медика - дело и вовсе похвальное. Итак, историю начинают раскручивать.

Данилова снабжают специально оборудованной сумкой с видеокамерой и отправляют к доктору. Качество принесенного видео оставляет желать лучшего, но оперативные сотрудники утверждают, что именно в этот день Данилов предложил Каитову 10 тысяч рублей и тот согласился. В этот же день, 2 июля, Данилов должен был забрать свою справку об инвалидности, но, как объясняет сам Артур Александрович, состояние здоровья не позволило ему прийти. Третьего июля он снова появляется с камерой в коридорах бюро медико-социальной экспертизы, заходит в кабинет медсестры, забирает справку и пытается оставить ей 10 тысяч якобы для Александра Каитова. Денег медсестра не берет, а Данилова выпроваживают из кабинета. В машине, как рассказывают свидетели Д. Левицкий и Л. Бичерахов, Данилов показал оперативникам справку и рассказал о том, что денег у него не взяли. Однако правоохранников бесплатно полученная справка не останавливает, и 4 июля Данилова снова отправляют к доктору - вручить деньги лично.

В чем смысл заставлять инвалида давать взятку за уже полученную справку, непонятно.

На видеозаписи, сделанной Даниловым, передача денег выглядит так: часть плеча человека в халате, упоминание пресловутого «червонца», шуршание, лестница - «занавес». В общем, ничего интересного. Но это не конец истории, страсти еще начнут накаляться, только немного позже. Когда у следствия на основе оперативных данных появится стройная версия произошедшего, Данилов наотрез откажется ее признавать, заявляя, что денег доктору на самом деле он не передавал, а все протоколы подписывал, не видя текста.

По версии следствия, выстроенной на полученных данных, все обстояло следующим образом: 4 июля Данилов, оперативники и понятые прибыли на место передачи денег. Данилов отозвал Каитова из кабинета, в коридоре передал ему деньги, а затем сел в лифт и уехал (так рассказывают все без исключения свидетели обвинения в зале суда, хотя в первоначальных показаниях говорилось о том, что Данилов спускался пешком по лестнице. Видимо забыли.). Каитов тем временем, заглянув в кабинет медсестры, отправился вниз по лестнице, где и был задержан оперативниками. Скомкав полученные деньги, доктор выкинул их на межэтажной площадке, оттуда две купюры по пять тысяч каждая упали на лестничный проем этажом ниже, где и были найдены другими сотрудниками. Что и подтвердили случайно привлеченные к оперативному эксперименту понятые Э. Арутюнова и А. Мовсесян.

И вот тут начинается самое интересное. Начнем с того, что в зале судебного заседания, опросив сотрудников ОЭБ и ПК ОМВД по городу Пятигорску, понятых и самого Данилова, не удалось узнать даже того, кому же, в конечном счете, принадлежат денежные средства (10 тысяч рублей), на которые, по версии обвинения, и покусился подозреваемый Каитов. То ли Данилову их выдали, то ли это собственность заявителя, непонятно. Дело в том, что показания самих оперативников в этой части как-то неубедительно расходятся.

Но суть не в этом, кому бы ни принадлежали деньги, отданы они все-таки были, чему, по версии следствия, имеется масса очевидцев. Так почему же дело расследовали больше года? Никак не могли доказать, что Каитов действительно взял деньги? Но неужели это так сложно? Ведь нам неоднократно рассказывали и показывали, как в рамках следственного эксперимента денежные купюры помечались специальным порошком. Порошок бесцветен, заподозрить его присутствие на банкнотах невозможно, однако под определенным освещением он начинает светиться. Что может быть проще? Провел лампочкой по рукам доктора, и доказывать больше нечего. Но, увы… Как пояснила прокурор, оперативники сами выбирают методы эксперимента, в этот раз они его не выбрали… И.о. начальника следственного отдела по городу Пятигорску Олег Росляков на проходившей в Пятигорске пресс-конференции также прокомментировал данную ситуацию, объяснив выбор оперативников несостоятельностью данного метода. Как пояснил Олег Росляков, коррупционеры весьма поднаторели в последние годы, и на такую уловку их не поймаешь. Сегодняшние вымогатели взяток надевают перчатки, глушат сигналы камеры и вообще изворачиваются как могут.

Каитов, судя по показаниям понятых, перчаток не надевал. Голой рукой он взял что-то (предположительно, деньги) и положил себе в карман. Допустим, такого исхода оперативники, привыкшие бороться с вероломными преступниками, и предположить не могли. Но вот перед нами замечательная фактура - купюры, на которых должна остаться масса отпечатков пальцев. Снимите отпечатки - и коррупционер ваш. Но, как ни странно, на такой прием расходовать свои силы правоохранники тоже не стали. Забыли? А может, и отпечатков никаких не было?

Но давайте вернемся в зал суда, где спустя год прокурор пытается сопоставить показания свидетелей и, к сожалению, безрезультатно.

К примеру, оперативники в один голос заявляют, что поднимались на лифте вместе с Даниловым и понятыми и наблюдали все действо с того момента, как Данилов открыл двери и позвал Каитова в коридор. А вот понятые утверждают, что когда они с представителями по борьбе с экономическими преступлениями поднялись на пятый этаж, Каитов уже стоял в коридоре. По чистой случайности, надо полагать, понятым и правозащитникам удалось застать сам момент передачи денег.

Также, согласно показаниям оперативников, выступающим свидетелями по делу, все они были рассредоточены по коридору так, что могли обозревать происходящее со всех сторон. Однако запись с камеры, которую носил Данилов, почему-то не смогла запечатлеть не только девушек-понятых, но и самих блюстителей закона. Вот уж поистине чудеса маскировки! А ведь все обвинения строятся именно на показаниях этих фантомов.

Но дальше больше. По словам самого Каитова, сразу после ухода Данилова он зашел в свой кабинет, где находился порядка 20 минут, после чего направился в машину. Тогда-то оперативники и встретили его на лестничном марше. Согласно показаниям свидетелей обвинения, все они отлично видели, как Данилов после передачи денег садится в лифт и уезжает. А Каитов тем временем направляется к лестнице, где, собственно, его и настигает правосудие. Забавно. А знаете, что именно? Так как разобраться в показаниях не смог даже прокурор, в зал суда была истребована запись, сделанная Даниловым в день передачи денег. И как ни странно, на ней ясно видно, что Данилов не едет в лифте - он спускается по лестнице. Неужели у свидетелей обвинения массовая амнезия? Или стоит опасаться худшего?

Ведь, как заявляет сам Данилов, не сумев отдать Каитову деньги, он направился вниз по лестнице и выкинул сложенные купюры на лестничном пролете. Как раз там их потом нашли оперативники.

Да, да, звучит странно. Как можно выкинуть 10 тысяч рублей? Если они принадлежали самому Данилову, как утверждает часть свидетелей, такой поступок для инвалида крайне нелогичен. Если же они принадлежали государству, были выданы в рамках эксперимента, на чем настаивает вторая часть свидетелей, неужели Данилов не чувствовал за собой ответственности? Как ни крути, поступок странный. Но отчасти все происходящее приобрело более четкие черты после того, как стало известно, что Данилов уже неоднократно проходил лечение в психиатрической больнице и с двенадцати лет принимает сильнейшие психотропные препараты…

Взявшись за дело, оперативники могли этого не знать. Но разве поведение человека уже на первых этапах следственного эксперимента не натолкнуло на мысль, что что-то идет не так? И в таком случае можем ли мы утверждать, что деньги действительно выбросил Каитов? Или, кроме Данилова, осознавшего, что он пытался подставить честного человека, к купюрам все-таки никто не прикасался?

И в этом случае прояснить ситуацию могли бы понятые. При условии, что в качестве понятых выступают люди сторонние и незаинтересованные. Но и здесь произошла заминочка. Дело в том, что все шло хорошо, до того момента, пока давать показания в зал суда не пришел заместитель начальника ОЭБ и ПК ОМВД по городу Пятигорску А. Лысенко. На вопрос, встречал ли он раньше понятых, молодой человек честно ответил - да. Э. Арутюнова и А. Мовсесян ранее уже проходили практику в этом же отделе! Значит, не такие уж понятые и непредвзятые? Но если девушки-понятые под присягой суде не признались в том, что некогда проходили практику в отделе и были знакомы с оперативниками, как выясняется в процессе суда, можем ли мы с уверенностью сказать, что все остальные их свидетельства чистейшая правда? Правда, вызвал ли оперуполномоченный А. Потапенко девушек специально или, как он утверждает, по счастливой случайности встретил их в нужное время как раз в нужном месте - возле здания, где располагается медико-социальная экспертиза, выяснить так и не удалось.

Не менее странным на этом фоне выглядит и тот факт, что понятые были приглашены оперативниками осматривать место происшествия еще до того, как это происшествие случилось. Получается, что правоохранники были на сто процентов уверены в успешной передаче денег именно в этот день?

Впрочем, спустя три долгих заседания, выяснить вообще удалось очень мало. Понятые путались, запинались и ссылались на плохую память. Сами оперативники, хотя и придерживались данных ранее показаний, допускали непростительные в таком серьезном деле промахи и оговорки. Каитов настаивал на невиновности. А главный герой все этой истории громогласно продолжал заявлять, что денег он не давал, показания подписывал, не сумев разглядеть текста, а когда понял, что натворил что-то нехорошее и решил от всего отказаться, оперативники стали угрожать ему расправой.

Кто прав, а кто виноват, решать, конечно, будет суд, который по ходатайству стороны защиты, наконец, направил Данилова на комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Ну а мы делаем то, о чем нас попросил Данилов - предоставляем общественности самой дать оценку происходящему, и обязательно продолжим освещать это дело, как только появятся новые подробности.