Log in

4 декабря 2021 года, 02:18

Курортный месяц март

Предвидя реакцию удивленных читателей, сразу же хотелось бы внести определенную ясность и заявить, что к высокому курортному сезону месяц март не имеет ровным счетом никакого отношения. Однако это не помешало ему сыграть поистине судьбоносную роль в становлении и развитии курортного региона Кавказские Минеральные Воды.

 

Март всегда отличался двойственностью характера, имел репутацию неоднозначную и зачастую мог преподнести какой-нибудь сюрприз. Обычно март ассоциируется с началом весны, с пробуждением природы. Но не зря же его в стародавние времена назвали в честь древнеримского бога Марса. Видимо, на то были свои основания.

Если попытаться отвлечься от глобальных вещей и сконцентрироваться исключительно на проблематике Кавказских Минеральных Вод, предстает довольно любопытная картина, на которой первому весеннему месяцу отводится отнюдь не последняя роль в судьбе региона.

В качестве отправной точки как нельзя лучше подходит март 1803 года. Именно тогда император Александр I подписал Рескрипт о строительстве укрепления на Кислых водах. Впоследствии вокруг крепости выросло поселение, превратившееся в город-курорт Кисловодск, которому уготована судьба стать в 2030 году лучшим в мире курортом.

Курортная территория стала бурно осваиваться и развиваться. За короткий период времени были открыты многочисленные источники минеральных вод, исследован их состав, описаны свойства. «На воды», желая получить исцеление от различных недугов, потянулась публика. Вслед за этим возникла настоятельная необходимость защитить минеральные источники от неаккуратного с ними обращения. Поэтому 4 марта 1885 года было высочайше утверждено постановление «Об охранении источников минеральных вод», основанное на результатах исследований геолога А. В. Мушкетова. По каждому из курортов Кавказских Минеральных Вод были определены зоны охраны минеральных источников. При этом никаких возмущений со стороны местных чиновников не возникло. А если ненароком где-то и появлялись какие-нибудь разногласия, то они разрешались в пользу минеральных источников, а не присоседившегося к ним строения.

Немаловажно также, что с целью предотвращения оттока капиталов за границу с этого момента правительство страны стало ежегодно выделять по 150 млн. рублей золотом на благоустройство и расширение курортов. «Темное» царское правительство именно так видело свою роль в развитии территории, которой был придан государственный статус, чтобы та могла двигаться в светлое будущее. Невольно напрашивается сравнение с нынешними временами. В прошлом году из федеральной казны на содержание и развитие национального парка «Кисловодский» было выделено примерно 150 млн. рублей. Причем не золотых царских, а новых бумажных. При желании каждый может сопоставить покупательную способность тех и других рублей и сделать соответствующие выводы.

На протяжении всего периода времени (за исключением нескольких лет в 60-х годах 19-го века) курорты Кавминвод находились под государственным управлением. Последним документом царского периода было «Положение об управлении Кавказскими Минеральными Водами», утвержденное Николаем II 26 марта 1896 года и просуществовавшее до революции 1917 года.

Новая власть не отошла от сложившейся традиции принимать судьбоносные для курортов решения именно в марте. В разгар гражданской войны, когда проблем у молодого советского государства было через край, 20 марта 1919 года В. И. Ленин подписал Декрет Совнаркома, согласно которому курорты объявлялись собственностью республики. Еще через четыре года, 13 марта 1923 года, Декретом Совнаркома было организовано Главное курортное управление Наркомата здравоохранения, которое возглавил сам нарком Н. А. Семашко.

Неоднозначную оценку получило событие, произошедшее в марте 1960 года и оказавшее огромное влияние на курортный регион. Именно тогда в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР все санатории (как действующие, так и строящиеся) были переданы в ведение ВЦСПС. В тех условиях, когда все вокруг было колхозное, не столь важно было, какой бригаде доверялось управлять той или иной госсобственностью. Но заложенная Н. С. Хрущевым «курортная бомба» сработала в новых социально-политических реалиях, негативно повлияв на состояние и возможность модернизации огромного количество санаторно-курортных объектов. Отголоски тех далеких событий не утихают до настоящих дней, вызывая жаркие споры на тему: «Правильно ли государство поступило, отдав часть своей собственности общественной организации? А затем, когда ситуация кардинально поменялась, правильно ли оно сделало, не настояв на «возвращении в родную гавань» государственной собственности, ушедшей в свободное плавание под флагом ФНПР?».

Вне всякого сомнения, одним из важнейших событий в жизни Кавказских Минеральных Вод, предопределившим их развитие на целые десятилетия, стало придание курортной территории статуса особо охраняемого эколого-курортного региона Российской Федерации. Указ об этом первый Президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин подписал 27 марта 1992 года. Что особо ценно в этом документе, в нем ключевым моментом значилась необходимость государственного управления территорией с особым статусом. Это потом, лет через двадцать, стараниями некоторых региональных чиновников из текста президентского указа исчезнет даже упоминание о государственном управлении Кавминводами, а чиновник, так беззаветно добивавшийся этого, пересядет в кресло сенатора. Это потом, с подачи одного из федеральных ведомств экономического блока, в инициативном порядке решившем поэкспериментировать на неведомых для него эколого-курортных дорожках, стали появляться одна забавнее другой модели управления курортным регионом. А вот изначально, четверть века назад, к курортному региону федерального значения подходили со всей ответственностью, по-государственному. Это порождало определенный оптимизм. Жаль, конечно, что не все из намеченного сбылось. А так, глядишь, может и не понадобилось бы в пожарном порядке выискивать огромные бюджетные деньги на спасение Кавминвод.

Начиная с 2010 года месяц март стал все больше проявлять в отношении Кавказских Минеральных Вод характер своего воинственного покровителя бога Марса. Именно тогда целенаправленными действиями нынешнего сенатора от Ставропольского края стала зачищаться «кавминводская поляна» от прежних управленческих структур и нормативно-правовых актов, призванных работать во благо курортному региону. Именно тогда, благодаря усилиям одного из нынешних зампредов правительства страны, отмечающему свой день рождения в первую неделю марта, образовавшийся в курортном регионе управленческий вакуум стал заполняться непонятным содержанием. Кроме фантазий и субъективного мнения ничего серьезного под собой нововведения не имели, что и показал дальнейший ход развития событий.

12 марта 2015 года Общественная палата Ставропольского края на своем расширенном заседании не оставила камня на камне от проекта Федерального закона о КМВ, разработанного Министерством по делам Северного Кавказа. А это было самое серьезное поручение, данное Минкавказа в отношении Кавминвод. Несмотря на щедро раздаваемые обещания, министерство, уютно разместившееся в здании администрации Кавказских Минеральных Вод, так и не смогло осуществить в отношении прежнего органа управление «импортозамещение». С тех пор прошло два года, но нет даже никаких намеков на скорое принятие долгожданного закона о Кавминводах. Получается, что приехавшие в наш край из других регионов инициативные люди смогли только заболтать проблему, но не решить ее.

Еще одна забавная коммерческая структура, действующая под чутким руководством Минкавказа, – Корпорация развития Северного Кавказа, пообещала в 2012 году, что в марте 2014 года построит в чистом поле рядом с аэропортом Минеральные Воды выставочный комплекс «Минводы-Экспо». По оценкам экспертов, бюджетные деньги в сумме около 5,5 млрд. рублей на строительстве объекта успешно освоены. Но ни в марте 2014 года, ни в последовавшие за ним еще три марта грандиозный объект, призванный вытащить курортный регион на новые высоты, не смог гостеприимно распахнуть своих дверей по причине их отсутствия. Единственное, в чем преуспели заказчики из Корпорации – это в непрекращающихся судебных скандалах, преследующих дорогостоящий недострой. И даже выделенные в текущем году 800 млн. рублей оказались неспособными решить проблему. Смельчаков, способных «подписаться» под 800 млн. рублями, а затем поставить свою подпись под актом ввода объекта и взять на себя все грехи предшественников, не оказалось.

В том же марте 2014 года после настойчивых просьб руководства Минкавказа чиновники Росимущества решили пойти на смелый эксперимент и передали контрольный пакет акций ОАО «Кавминкурортресурсы» в управление по доверенности Корпорации развития Северного Кавказа. В настоящее время срок действия доверенности закончился. Возмущенная общественность и экспертное сообщество Кавказских Минеральных Вод требуют от Росимущества провести проверку трехлетнего периода правления Корпорацией «Кавминкурортресурсами». Поводов для такого беспокойства предостаточно, их с избытком представили сами новоявленные «управленцы по доверенности». Корпорация, претворяя в жизнь нарисованную за 10 млн. бюджетных рублей «Стратегию развития КМКР», стала неоправданно сокращать мониторинг недр, заниматься откровенным переделом рынка бутилированных вод, грозиться построить баньку-терму в заповеднике на склоне горы Железной и фонтанировать тому подобными «инициативами». Вот и ждет теперь обеспокоенная общественность, что март текущий нам готовит.

Кстати говоря, 1 марта 2017 года во исполнение поручения Президента Российской Федерации В. В. Путина в законодательство Российской Федерации должны были быть внесены изменения, предусматривающие введение курортного сбора, доходы от которого предполагалось направить на развитие санаторно-курортного комплекса. Это было второе серьезное поручение, за которое отвечал Минкавказ. Как это ни прискорбно осознавать, судьба законопроекта о курсборе оказалась такой же, как и закона о КМВ. По всей видимости, предвидя это, в план законодательных инициатив Правительства Российской Федерации на 2017 год, который утвердил своим постановлением премьер правительства Д. А. Медведев в декабре прошлого года, мероприятие о внесении законопроекта «О курортном сборе» не вошло. Пожалуй, это событие красноречиво свидетельствует об оценке потенциальных возможностей Минкавказа и в комментарии не нуждается.

Как бы там ни было, на данный момент становится очевидно, что весенний месяц март действительно играет заметную роль в судьбе Кавказских Минеральных Вод. Правда, в последние годы не весеннее настроение, а воинственный характер бога Марса оказывает все более определяющее влияние на курортный регион.

Несмотря на это, курорт продолжает надеяться и верить, что его возрождение более созвучно весеннему пробуждению природы, нежели воинственным забавам древнеримского божества.

Владислав ЦВЕТКОВ.