Log in

10 декабря 2019 года, 09:20

Вадим ХАЧИКОВ

Гуляем по бульварам

«Не верится глазам, чтобы в такой глуши можно было найти и бульвар, липами обсаженный, гладко укатанный и чисто песком усыпанный, и на нем почти такое многолюдство, как на Невском проспекте – почти такую же пестроту и щегольство, с тою только разницей, что тут подле бульвара журчит по камешкам ручей минеральной воды…» Так восторженно писал еще в первой половине XIX века о пятигорском бульваре В. Броневский. Ему вторили в своих произведениях Е. Хамар-Дабанова (Е. Лачинова), Е. Ган и другие литераторы. И А. Пушкин, вторично посетивший Пятигорск в 1829 году, в своем «Путешествии в Арзрум» записал: «Бульвар, обсаженный липками, проведен по склонению Машука».

Судьбы наших площадей

Сколько в Пятигорске площадей? Любой горожанин, не задумываясь, назовет площади имени Ленина и Кирова (бывшую Привокзальную), а возможно, и Соборную, хотя она слишком мала, чтобы претендовать на это название. Добавим еще площади в Новопятигорске и станице Горячеводской. Вот и все! А на рубеже ХIХ и ХХ веков город, даже без станицы Горячеводской, имел целых семь площадей – Соборную, Базарную, Госпитальную, Сенную, Ярмарочную, Александровскую, Михайловскую. Вскоре к ним добавилась и восьмая – в Новопятигорске. Куда же они делись, что с ними случилось? История каждой из них связана со многими событиями в жизни города и страны – иногда радостными, чаще грустными.

Писан и рисован пером

За более чем двухвековую историю Пятигорск представляли самыми разными способами. Описывали стихами и прозой, в письмах и дневниках, путеводителях и справочниках. Изображали на картинах, рисунках, гравюрах. Снимали на фото, видео, в кино. А самым необычным способом знакомства с нашим городом стала серия рисунков-карикатур с короткими подписями под ними, повествующая о приключениях некоего персонажа, приехавшего на курорт. Любой современный человек, посмотрев на эти рисунки, скажет: «А что тут особенного? Обыкновенный комикс». Но в том-то и дело, что необыкновенный. Ибо был писан и рисован пером в середине позапрошлого века, когда до появления на газетных страницах первых комиксов оставалось еще несколько десятилетий.

Мне вечно тридцать семь…

«Серебряный век». Так именуют период истории российской культуры конца XIX – начала ХХ веков, в частности, культуры музыкальной. В то время достигла расцвета исполнительская культура, представленная именами Ф. Шаляпина, А. Неждановой, Л. Собинова. А одновременно с ними на концертные эстрады выходит плеяда талантливых исполнителей русских народных песен, романсов, цыганских мелодий, произведений зарубежного шансона. Юрий Морфесси, Михаил Вавич, Иза Кремер, Варя Панина, Александр Вертинский, Петр Лещенко, Анастасия Вяльцева, Надежда Плевицкая… По своей известности, популярности, любви публики они соперничали с лучшими оперными солистами, да и по вокальному мастерству ненамного уступали им.

Сто лет прогресса

Что и говорить – приучил нас нынешний век к стремительным переменам в мире науки и техники. Не успеешь оглянуться, как уходит в историю то, что еще вчера считалось новинкой. Да и в минувшем ХХ столетии подобных метаморфоз было достаточно. А вот в веке девятнадцатом технический прогресс двигался неспешно. Порою годы проходили от появления одной новинки до другой. В этом нетрудно убедиться, перелистывая летопись пятигорской жизни за первую сотню лет существования города.

Секрет Татьяны Лариной

Может быть, Александр Сергеевич Пушкин не столь тесно привязан к Пятигорску, как Михаил Юрьевич Лермонтов, но все же «линии связи» у него с нашим городом достаточно многочисленны. А внимательное прочтение житейской и творческой биографии поэта позволяет увидеть новые нити, которые тянутся к Пятигорску как от самого Пушкина, так и от его потомков. К одной из таких нитей неожиданно оказалась привязана и Татьяна Ларина, вернее, та особа, что послужила прототипом героини «Евгения Онегина».

Портрет «французской графини»

Париж, 1887 год. В одной из библиотек найдены и опубликованы дневниковые записи молодой россиянки Марии Башкирцевой, умершей во Франции за три года до этого. Они мгновенно становятся литературной сенсацией. Еще бы! В них впервые внутренний мир ребенка, девушки, молодой женщины раскрывается на редкость искренне и правдиво. В «Дневнике», удивительно откровенном и искреннем, читатели находили многое – от детских мечтаний и фантазий до настоящего понимания мира, от страстного желания славы до понимания всей ее тщетности, от предчувствия любви до ее невероятных глубин. А читателями были и Эмиль Золя, и Анатоль Франс, которые искренне восхищались безыскусными строками, написанными юной россиянкой. И знаменитый Мопассан, который переписывался с ней, еще не зная, кто она. Узнав о ее смерти, он сказал: «Это была единственная роза моей жизни, чей путь я усыпал бы розами, зная, что он будет так ярок и короток».

«Ваше путешествие начинается под счастливой звездой»

Сванеты – так называли в позапрошлом веке жителей маленькой страны, спрятанной в самом сердце Кавказа за высокими, труднодоступными горными хребтами. Таинственный, малоизвестный цивилизованному миру народ манил к себе двух видных российских ученых. Один из них, Максим Максимович Ковалевский, был юристом, историком, социологом, этнографом, академиком Петербургской Академии наук. Второй, Иван Иванович Иванюков, – историком, экономистом, профессором политической экономии. Каждого Сванетия интересовала по-своему, но оба очень хотели побывать там и с этой целью летом 1885 года приехали в Кисловодск. Здесь они встретили человека, тоже желавшего приоткрыть «завесу горных таинств», – композитора, педагога и музыкального ученого Сергея Ивановича Танеева.

Благоволение Симурга

Скупые строки справочных изданий сообщают: «Вик тор Викторович Дубянский. Российский геолог-пе-
трограф. Профессор Варшавского политехнического института, позже – Киевского университета. Основ -
ные его работы посвящены геолого-петрографическому изучению высокогорного Кавказа. Им описаны
продукты вулканических извержений Казбека и Эльбруса, а также исследован ряд участков Кавказа и его
рудных месторождений».

Праздник первого снега

Его нет в календаре, но можно найти в душе каждого из нас, если в воздухе запляшут нежданные снежинки и земля подернется белой пеленой – предвестницей зимы. Нынче такое случилось довольно рано, четко разделив два осенних месяца. Еще утром последнего октябрьского дня было тепло и сыро, а начавшийся дождик отнюдь не предвещал заметных погодных перемен.

Подписаться на этот канал RSS