Log in

13 июня 2024 года, 06:49

Ставрополец – герой войны и актер московского Вахтанговского театра

 

Он был настоящим вахтанговцем!

Рубен Симонов

 

У Максима Грекова была ясная позиция в жизни: он видел цель, к кото-

рой звал, и был всегда

впереди.

 

Когда его, тяжело раненного взрывом, вынесли на руках, опустили на землю и товарищи в ужасе склонились над ним, он в последних проблесках сознания спросил просто, только чтобы уточнить, чтобы удостовериться:

 – Взорвал?

И это было прекрасно – это было правдой.

Готовясь к вступительному экзамену в институт, парень добросовестно учил характеристики положительных, героических личностей Гражданской войны. Судьба героя книги «Как закалялась сталь», ослепшего, парализованного и продолжающего писать, волновала, пробуждала неясное беспокойство. Максим не догадывался, что эта история не о прошлом, а о будущем, о его собственной близкой судьбе. Очень скоро ему понадобилась сила духа Павки Корчагина…

Он одним из первых пришел в отдельную добровольческую

бригаду особого назначения. Взял в руки автомат и саперную лопату. Стал подрывником-сапером. Воевал в Калининской области (сейчас – Тверская), в Туле, потом в Сталинграде…

Когда понадобился подрывник в партизанском отряде Героя Советского Союза Дмитрия Медведева, действовавшем в глубоком тылу врага под Ровно, Максим поднялся на борт самолета в далекой Москве и в мартовскую ночь сорок третьего прыгнул с парашютом в украинском лесу под Рудней Бобровской. Его ждали с нетерпением: он вез из Москвы взрывчатку.

На войне бывало страшно. Он оказывался в кольце врагов, вражеские автоматы били ему и друзьям в лоб и в спину. И вот уже картавая немецкая речь за соседним кустом, слева, справа – кругом…

И тогда память, совесть, сердце бросали ему: «А Павка Корчагин – он смог! Смог преодолеть боль, ужас,

слепоту».

В сотнях боевых операций участвовал Максим. Видел не только героизм, но и трусость, и предательство. Вскоре после его  прибытия в отряд разведчики сообщили: гестапо направило в район действия отряда провокатора. Им оказался бывший учитель из Березного. Его поймали в тот момент, когда он пытался передать агенту сведения о партизанах.

Через несколько дней карательная экспедиция окружила лагерь. Но отряд выскользнул из окружения, и гитлеровцы весь день обстреливали пустые землянки и

шалаши.

Максим был потрясен лицемерием и подлостью человека, который еще недавно учил детей добру и справедливости…

 Грекова (на тот момент – Селескериди) очень ценил легендарный разведчик Николай Иванович Кузнецов, и часто ночами они долго беседовали об

искусстве.

Актерскую карьеру Максим начал еще до войны – занимался в организованной в 1939 году Московской театральной студии. Первой ролью стал Зяблик в сочиненной самими студийцами под руководством Алексея Арбузова пьесе «Город на заре», ее премьера состоялась 5 февраля 1941 года. Чистое, доверчивое, жаждущее подвига детство нес он в этой роли.

После войны вернулся к работе актера. С отличием окончил Щукинское училище в 1949 году, во время учебы получал стипендию имени Щукина. В 1957-м был удостоен звания заслуженного артиста РСФСР. Греков подкупал зрителя тонкой иронией, искренностью и жизнерадостностью: в кинофильме «Мексиканец» – в роли Матео, в картине «Человек идет за солнцем» – в образе Левы, в «До свидания, мальчики» – в роли торговца вином…

Настоящий талант отличается тем, что в каждое создание свое вкладывает все, что имеет, без остатка. Порой – всю жизнь. Удивляют строки из дневника Максима: «В одной восточной легенде сказано: человек, сердце твое полно живительной влаги. Щедро отдавай ее людям. Не бойся исчерпать ее к вечеру до дна. Утром сердце твое снова будет полно. Но если ты утаишь, сбережешь себе под вечер хоть одну каплю, утром сердце твое окажется пусто и бесплодно!» Сердце Максима всегда было полно любви к окружающим.

В своих дневниках он рассказывает о писателе Константине Паустовском: «Худощавый человек с зоркими глазами, сам путешественник, исследователь, первооткрыватель, как и его герои… В Паустовском поражала строгая, требовательная доброта. Под пытливым его взглядом испытываешь потребность немедленно совершить что-то славное, доброе, полезное…»

Интересовала его и фигура преподобного Максима Грека. «Максим Грек – первый русский святой, он пишет сочинения, в которых борется с суеверием, протестует против духа стяжательства, которое охватывает высшее русское духовенство, выступает против права монастырей владеть селами…» – вот такие исто-рические материалы находились в дневниках Максима.

Вероятно, совпадение имен и национальной принадлежности, симпатия к подвижнической жизни Максима Грека привели к тому, что начиная со спектакля «Великий государь» в афишах Вахтанговского театра вместо фамилии Селескериди появилась сценическая – Греков…

В 1964 году с группой артистов он приехал к атомщикам Дубны, в ожидании концерта искупался в небольшом пруде на территории Академгородка и лишь после выступления заметил на берегу щит с надписью «Купание запрещено! Радиоактивность!» Через несколько месяцев умер от лучевой болезни. Ему было 42 года. Похоронен на Введенском  кладбище в Москве.

Маским Греков прошел войну бесстрашным героем, встретил настоящую любовь, был талантливым артистом и таким молодым ушел…

Он был коммунистом. Этим определялось в его жизни все: поступки, отношение к людям,  родине, работе.

Пусть же его жизнь будет примером для тех, кто вступает на трудный путь искусства, в ком горит талант, кто мечтает создавать прекрасное, а как герою войны – вечная слава и низкий наш поклон.