Log in

25 апреля 2024 года, 08:22

Петербургский горный институт и Кавказские Минеральные Воды

 

 

(Продолжение. Начало – в № 43.)

Одна из первых задач, которая была поставлена перед Н. Н. Славяновым, состояла в переоборудовании износившегося технического устройства источника № 4, из-за которого минеральная вода с глубины поступала с примесью обычной грунтовой воды. Внимательно ознакомившись с положением дел, он предложил пробурить скважину до глубины трещины, из которой поступала минеральная вода. Рассчитав глубину трещины и стоимость бурения, он обратился в Управление КМВ и Геологический комитет за разрешением на производство работ. Поскольку они были связаны с большими рисками бурения на глубине свыше ста метров, в их проведении отказали. Будучи уверенным в расчетах, Николай Николаевич пошел на риск и убедил рабочих в правоте своего дела. Он тратил личные средства на это мероприятие и несколько месяцев не сообщал в вышестоящие инстанции о ходе работ. В конечном итоге результаты полностью подтвердились. 4 апреля

1914 г. на глубине около 120 метров были вскрыты древнейшие девонские известняки, и скважина дала фонтан горячей шипящей воды, обладавшей сильным напором, необходимым химическим составом и большим содержанием углекислого газа. Оказалось, что дебит минеральной воды составляет 380 тысяч литров в сутки, а температура –

54 0С. Поскольку новая скважина несколько месяцев не имела названия, Славянов предложил дать ей имя директора Геологического комитета и активного сторонника развития КМВ академика Феодосия Николаевича Чернышева, умершего в 1914 г., но Железноводское медицинское общество в 1915 г. настояло на том, чтобы новый источник носил имя своего первооткрывателя, и с тех времен и до сих пор  минеральная вода из него называется

«Славяновская».

Революции 1917 г. застали Славянова в Железноводске, и несколько лет, несмотря на ожесточенный период гражданской войны, он продолжал заниматься детальным изучением Кавминвод, в частности Тамбуканского озера, а также читал лекции по геологии минеральных вод на бальнеологических курортах. В 1921 – 1922 гг. заведовал гидрогеологическим отделом Бальнеологического института в Пятигорске, а в 1923 – 1924 гг. таким же отделом Кубанского курортного управления.

В 1924 г. переехал в Ленинград для работы в Геологическом комитете, одновременно являясь членом отдела подземных вод Гидрологического института и в 1928 – 1932 гг. старшим гидрогеологом этого института.

С 1932 г. входил в научный совет по гелию при Госплане СССР. В 1934-м вместе с Академией наук и академическими институтами переехал в Москву, но продолжал постоянно не только интересоваться проблемами КМВ, но и активно решать возникающие вопросы.

Так, в 1925 г., для того чтобы активизировать работу Смирновского источника, Славянов руководил бурением новой скважины № 2 глубиной до 30 метров, что позволило увеличить дебит минеральной воды. В 1928 г. севернее Смирновского источника на склоне горы Железной под его руководством были заложены еще две скважины. Когда они заработали, на одной из них вырос объем минеральной воды, а из второй вырвалась вода с температурой 51 градус, что привело к появлению нового источника, получившего имя Николая Александровича Семашко (1874 – 1949), который в 1918 – 1930 гг. был наркомом здравоохранения РСФСР.  В 1937 – 1938 гг. Славянов руководил ремонтными работами на ряде источников минеральной воды в Железноводске, а также бурением 54 скважин.

В 1938 – 1940 гг. создал проект реконструкции источников № 1 и № 2, завершившийся после войны. В 1947 г. по его прогнозу гидрогеологи открыли новые источники на северо-западном склоне горы Железной.

В годы Великой Отечественной войны Николай Николаевич руководил геолого-разведочными работами в Западной Сибири и на Дальнем Востоке, приняв в 1943 г. активное участие в организации Дальневосточной базы Академии наук. В 1944-м ему присудили ученую степень доктора геолого-минералогических наук, а в декабре 1946-го он был избран членом-корреспондентом АН по Отделению геолого-географических наук. В 1947 – 1956 гг. работал директором Лаборатории гидрогеологических проблем АН СССР и способствовал созданию отделения этой лаборатории на Северном Кавказе. Как гидрогеолог внес значительные изменения в понимание тектоники района Кавминвод и в процессе практической деятельности много сделал для сотрудничества гидрогеологов и врачей-бальнеологов.

Еще одним известным представителем Горного института, чья жизнь теснейшим образом оказалась связана с КМВ, стал Александр Николаевич Огильви

(1877 – 1942). Представитель старинного шотландского рода, сын выпускника Горного института 1872 г. Николая Александровича Огильви, в последние годы жизни управляющего Иркутской золотосплавной лабораторией, так же как Н. Н. Славянов, решил получить высшее образование в столичном Горном институте, который окончил в 1904 г., после чего был направлен в распоряжение Геологического комитета. Его работа в нем, как и других горных инженеров, совпала по времени с просьбой директора Управления Вод Д. Л. Иванова о направлении в регион ряда геологов.

Первоначально Огильви был производителем работ при гидрогеологических исследованиях, а после руководителем работ по восстановлению дебита источника Нарзан в Кисловодске. В результате проведенных исследований предложил эффективные методы устранения утечек нарзана, которые были полностью реализованы в 1909 г. Итогом работы молодого горного инженера стала монография «Каптаж и его история», опубликованная в 1911 г., с 17 таблицами и картой, вызвавшая многочисленные положительные отзывы.

В 1918 г. он выступил соавтором изданного в Петрограде научного сборника «Минеральные воды», в котором были опубликованы пять его статей о водах КМВ.

(Продолжение следует.)