Log in

28 мая 2024 года, 22:06

Рестораны, трактиры, кондитерские и кофейни

 

 

(Продолжение. Начало – в № 43)

Городские управы совместно с финансовыми комиссиями каждый год определяли общую сумму налога и обсуждали вопрос о ее распределении между всеми участниками трактирного промысла, учитывая в первую очередь ранг и доход заведения. К примеру, общая сумма налогового сбора на 1904 год составляла 5365 рублей.

До 1907 года все заведения трактирного промысла разделялись на пять групп.   К первой относились места, где продавали крепкие напитки. В 1904 году общая сумма сбора на эту группу (семь заведений) была определена в 3185 рублей при максимальной норме обложения в 715 и низшей в 195. 

Во вторую группу входили трактиры с продажей на разлив и навынос русских виноградных вин, пива, портера и меда, а также буфеты с продажей крепких напитков при общественных собраниях, клубах и театрах. Общая сумма сбора на эту группу (семь заведений) определялась в 1050 рублей при максимальной норме обложения в 225 и низшей в 75. 

В случае, если буфеты общественных или коммерческих собраний содержались не для одних только членов собрания, а для всех посетителей, городской трактирный сбор взыскивался в размере как для заведений первой группы.

К третьей группе относили: кофейни, кондитерские и пирожные без крепких напитков с продажей разных десертов для потребления на месте. Общая сумма налогового сбора определялась в 150 рублей при максимальной норме обложения в 110 и низшей

в 10 рублей.

В четвертую группу входили открытые только в лечебный сезон меблированные комнаты со столом, столовые и кухмистерские при таких комнатах. Общая сумма налогообложения для них определялась в 230 рублей при максимальной норме в 130 и низшей в 50. В случае, если заведения четвертой группы работали весь год, а не только в лечебный сезон, трактирный городской сбор взимался в удвоенном размере.

К пятой группе управа относила столовые, харчевни, кухмистерские и меблированные комнаты со столом. Общая сумма сбора составляла 750 рублей при высшей норме обложения в 80 и

низшей в 20.

Налог вносился в управу за функционирующие целый год учреждения по частям за полгода вперед, а с заведений, открываемых только на время лечебного сезона, первая половина налога взималась при открытии, а вторая

1 июля.

Налоги начала ХХ века не являлись величиной статичной, а, к сожалению, имели тенденцию к росту. Для сравнения, в 1911 году в Пятигорске планировалось собрать общую сумму уже в

12 650 рублей, а трактирные заведения были разделены на семь групп. Налоговое бремя увеличивалось. Городскому бюджету необходимы были деньги на содержание полиции, пожарной команды, ночных сторожей, мощение улиц, устройство канализации и многое другое. Некоторые налогоплательщики на протяжении долгих лет яростно сопротивлялись. Уклонение от уплаты и ходатайства о снижении налога в высшие инстанции – нередкое явление в городской жизни.

В состав гласных (депутатов) входили владельцы заведений трактирного промысла, они имели возможность не только высказывать свое мнение, но и влиять на принятие решений. Разумеется, это были хозяева крупных и заметных заведений, люди известных фамилий, которые, ссылаясь на плохое экономическое положение в целом по стране и «плохие дела» в частности для города, прилагали все усилия, чтобы любой ценой снизить планку налога.

Гл. Гукасов указывает на Кисловодск, который взимает трактирного сбора менее, хотя в Кисловодске больше ресторанов и все они торгуют лучше пятигорских. Гл. Зайко находит трактирный сбор обременительным для рестораторов. Гл. Тиц Ф. Ф. предлагает принять решение, вынесенное управой и финансовой комиссией. Гл. Помилуйкин свидетельствует, что все жалуются на плохие дела. Пятигорск – городишко. Гор. голова говорит, что нет надобности уменьшать налоги, город же уж не так беден. Гл. Помилуйкин говорит, что людям, получающим жалованье, чужды интересы торговцев, промышленников. Пятигорские домовладельцы положительно

обеднели, имущества почти всех заложены и перезаложены. Член управы Цибизов говорит, что городское управление сознает, что все налоги повышены и тяжелы для населения, но что же делать, раз нельзя урезать расходов. Городской голова ставит на баллотировку вопрос трактирного сбора, принятую комиссией, да или нет, 16 голосов против 8 принимает доклад гор. управы.

Из раздела «Местные известия», «Пятигорское эхо», 1910, ноябрь.

Стоит признать, что сумма налога для первой группы была более чем значительна и заплатить ее было нелегко, поскольку вне лечебного сезона рестораны посещали, как правило, люди состоятельные, а их было не так уж и много. Часть ресторанов на время отсутствия приезжающих на лечение просто закрывались. Например, мало кто знает, что летом на вершине горы Бештау успешно принимал посетителей ресторан, торговавший холодными закусками. Гостей туда доставляли туристические экипажи, рассчитанные на четыре человека. Безудержная фантазия владельцев трактирного промысла, подстегиваемая гостями курорта, не дремала и дерзко устремлялась во все колоритные места, пытаясь извлечь дополнительную прибыль из здешних красот, однако на деле все обстояло не так-то просто.

Содержатель буфета на Горячей горе (Пятигорск) обратился к директору Вод с ходатайством об уменьшении его арендной платы. Мотив его ходатайства следующий: в заключенном контракте сказано: 1) разрешается торговля разными фруктами в двух пещерах, находящихся на южном склоне Горячей горы; 2) разрешается производить торговлю виноградными винами, если на то последует разрешение акцизного надзора;

3) разрешается музыка. Между тем все эти три пункта остаются невыполненными, т. к. пещеры остались не занятыми им. Управляющий акцизными сборами не разрешил торговлю вином, и наконец, квартирующие в доме Уптона больные подали жалобу на беспокойство, причиняемое им музыкой. Вследствие чего последняя была прекращена. Таким образом, не имея возможности эксплуатировать эти статьи дохода, вышеназванное лицо ходатайствует об уменьшении арендной платы по крайней мере на 50 рублей.

Из раздела «Местная хроника», «Кавказские Минеральные Воды», 1904, август.

Арендаторшей ресторана в Николаевском цветнике Ф. Кудловой подано в городскую управу заявление, в котором она просит городскую управу уменьшить налог в пользу города с 800 до 500 рублей. При этом Кудлова нелишним считает доложить городской управе, что до ее аренды не было ресторана в доме Троякова, а в будущем же прибавится еще

отель «Бристоль» в д. Замкового, который тоже будет конкурировать в ущерб ее торговле. Ввиду чего просимую скидку в 300 рублей без ущерба для города можно распределить между содержателями: отеля «Бристоль» Замкового, гостиницы Сеферова и Казенной гостиницы Михайлова, который торгует круглый год и делает оборот в три раза больше, чем она может сделать в три сезонных месяца.

Из раздела «Местные известия», «Пятигорское эхо», 1907, октябрь.

В действительности немалую часть дохода всех заведений трактирного промысла составляла продажа спиртных напитков, и даже небольшое ограничение продаж сказывалось на прибыли. Организация работы трактирных и питейных заведений строго контролировалась властями, с одиннадцати часов вечера и до пяти утра торговля прекращалась. Правительство также регламентировало и посещение таких мест некоторыми категориями населения. Например, указ 1871 года запрещал ходить в них нижним воинским чинам. Вход был открыт во время отпуска, но только не в форменной одежде. Равным образом запрещалось пускать в подобные заведения учащихся и вообще малолетних.                              

(Продолжение следует.)