Log in

10 декабря 2019 года, 01:17

Улица ведет к Машуку

Улица ведет к Машуку

Среди памятных дат нынешней осени есть и одна печальная: ровно 120 лет назад, 23 сентября 1899 года, ушел из жизни замечательный путешественник, альпинист, военный топограф Андрей Васильевич Пастухов. Пятигорчанам особенно дорого это имя. За свою недолгую, уложившуюся в четыре десятилетия жизнь Андрей Васильевич успел немало попутешествовать. Бродячая судьба не позволяла пустить корни, прирасти к какой-либо географической точке. Потому самым памятным для его поклонников оказалось место кончины замечательного путешественника – город Пятигорск.

Впервые Пастухов заглянул сюда в 1891 году по дороге в Тифлис к месту своей новой службы. Курортный городок понравился ему, и впоследствии топограф не раз приезжал сюда в отпуск. Здесь его окружала любимая природа, здесь у него появились друзья, самым близким из которых был «светописец Кавказа», знаменитый фотограф Г. И. Раев. Здесь, у подножия Машука, он провел последние месяцы своей жизни...

Увы, сегодня в Пятигорске почти не осталось мест, связанных с Пастуховым. Снесены городская больница (позже – инфекционная), где окончил он свой земной путь, и дом Раева, в котором он часто бывал. Взорван Спасский собор, откуда проводили его в последний путь после отпевания. Ресторан «Центральный» построен на месте скромной шашлычной, где Андрей Васильевич впервые встретился с осетинским поэтом Коста Хетагуровым, ставшим впоследствии его хорошим приятелем.

Что же осталось? Можно только предполагать, что Пастухов бывал в гостях у Хетагурова, который жил сначала в гостинице Тупикова (улица Соборная, 3), а потом в доме своего друга доктора В. С. Борисовского (на углу улиц Дунаевского и Малыгина). Не исключено, что топограф посещал городской театр (сейчас кинотеатр «Родина»), гостиную А. К. Жмакиной, любившей собирать у себя известных людей. Антонина Карловна со своим мужем, доктором В. А. Кобылиным, жила в «Доме с мезонином» около сквера Лермонтова. Этот сквер Пастухов тоже не мог миновать, поскольку был большим поклонником творчества поэта. Из воспоминаний его приятеля В. Корганова известно, что Андрей Васильевич в августе 1889 года специально приезжал в Пятигорск на открытие памятника Лермонтову.

И, конечно, помнят Пастухова улицы старого Пятигорска, по которым он когда-то ходил. Одна из них, бывшая Ярмарочная, позже названная именем топографа, ведет к Машуку, самому «пастуховскому» месту Пятигорска. Многие годы с пятигорских улиц был хорошо виден белый столбик-обелиск, стоящий близ вершины Машука. Он неизменно привлекал внимание приезжих, да и многих пятигорчан. Всем хотелось знать, кто же похоронен в столь необычном месте. Теперь обелиск, скрытый кустами и деревьями, незаметен снизу. Люди приезжие уже не спрашивают, кому поставлен памятник на горе. Да и пятигорчане стали понемногу забывать и о самом обелиске, и о человеке, который покоится там.

А забывать нельзя. Ведь памятник поставлен единственному из россиян, кто не только хотел, но и имел право обрести вечный покой там, на высоте, в виду сверкающей цепи снежных гор. Ведь только Пастухов сумел к тому времени покорить высочайшие из них, хотя судьба, казалось, вовсе не готовила будущего горовосходителя к этому предназначению.

Родился Андрей Васильевич в 1858 году на степных просторах Украины и гор не видел до зрелого возраста. Наперекор судьбе сын конюха сумел вырваться из степной глухомани и пойти к своей мечте. А ее подарила юному Андрею встреча с одним из военных топографов, работавшим в их уезде. Андрея увлекли рассказы о романтической профессии, которую он захотел сделать своей судьбой. И сделал, преодолев множество препятствий.

О Пастухове написано много. Пожалуй, ни один из его коллег не удостоился такого количества книг, статей и очерков, опубликованных в местной и центральной печати. Чем вызван интерес к персоне одного из довольно многочисленных представителей Корпуса военных топографов? Причин тому, думается, две. Первая кроется в перечне вершин, на которые он совершал восхождения. Кому известны, например, вершины Гезолдара или Гемиш, Амуго или Зилга, на которые всходили его коллеги? А Казбек, Эльбрус, Арарат знают все. Конечно, не только на них всходил Пастухов – в его послужном списке альпиниста есть немало других вершин. И все же известность ему принесли исполины высотой более пяти тысяч метров над уровнем моря, которые он успешно покорил.

Причем на каждом из покоренных великанов Андрей Васильевич сумел поставить свой рекорд. Он оказался первым горовосходителем, который в 1889 году отправился к вершине Казбека не с востока, а с севера, по неизведанному пути, через ледник Майли. Он стал вторым россиянином, покорившим обе вершины Эльбруса (первым был балкарец Ахия Соттаев), и первым в мире человеком, трижды побывавшим на вершине Арарата. Одного этого достаточно, чтобы объяснить его широкую известность.

Но была и вторая ее причина. Свои восхождения Пастухов совершал тогда, когда в российском обществе стало меняться отношение к горным путешествиям. Если до 90-х годов XIX века восхождения на вершины Кавказа совершались раз-два за сезон, то теперь их счет уже пошел на десятки, а число восходителей достигало нескольких сот за лето. Интерес к альпинизму рос год от года. Естественно, что информация о покорении соотечественником вершин-«пятитысячников» становилась востребованной и сделала имя Пастухова популярным в России тех, да и последующих лет.

Можно сказать, что в те годы многие молодые россияне двинулись покорять заоблачные вершины, увлеченные примером Пастухова, о котором один из его друзей сказал: «Он, как орел, парил всегда на высотах, его тянуло к седым великанам, к недоступным вершинам и ледникам. Высь была его мечтою, идеалом его жизни»...

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.